Главная / Статьи / Лечение заболеваний сосудов и вен / Антикоагулянты в лечении тромбоза глубоких вен нижних конечностей и тромбоэмболии легочных артерий

Статьи

112

Антикоагулянты в лечении тромбоза глубоких вен нижних конечностей и тромбоэмболии легочных артерий

Формирование тромба приводит к нарушению кровообращения и создает опасность отрыва тромба с последующей закупоркой удаленных сосудов, что может приводить к серьезным последствиям, вплоть до летального исхода. В этой связи особую актуальность приобретает проведение антикоагулянтной терапии.

Начало лечения тромбоза глубоких вен (ТГВ) и/или тромбоэмболии легочных артерий (ТЭЛА) — венозных тромбоэмболических осложнений (ВТЭО) — с парентерального введения антикоагулянтов, эффект которых наступает очень быстро, способствует снижению частоты повторных ВТЭО и по риску крупных кровотечений существенно не отличается от начала лечения с перорального приема антагонистов витамина К, действие которых в полной мере проявляется как минимум через 5 сут. Это указывает на важность скорейшего создания терапевтического уровня антикооагуляции с самого начала лечения ВТЭО.

«Фраксипарин» является одним из популярных антикоагулянтов  лечении тромбоза глубоких вен. 

Характеристика:

Низкомолекулярный гепарин (НМГ).

Фармакологическое действие

Фармакологическое действие — антитромботическое, антикоагулянтное.

Фармакодинамика

Надропарин кальция характеризуется более высокой анти-Ха факторной по сравнению с анти-IIа факторной или антитромботической активностью. Отношение между двумя активностями для надропарина находится в пределах 2,5–4.

В профилактических дозах надропарин не вызывает выраженного снижения активированного частичного тромбинового времени (АЧТВ).

При курсовом лечении в период максимальной активности АЧТВ может быть удлинено до значения, в 1,4 раза превышающее стандартное. Такая пролонгация отражает остаточный антитромботический эффект надропарина кальция.

Фармакокинетика

Фармакокинетические свойства определяются на основе изменения анти-Ха факторной активности плазмы. После п/к введения почти 100% препарата быстро всасывается. Cmax в плазме достигается между 3 и 4 ч, если надропарин кальция применяют в режиме 2 инъекции в сутки. При применении надропарина кальция в режиме 1 инъекция в сутки Cmax достигается между 4 и 6 ч после введения. Метаболизм происходит в основном в печени (десульфатирование, деполимеризация). После п/к введения T1/2 анти-Ха факторной активности низкомолекулярных гепаринов выше, чем в случае нефракционированных гепаринов и составляет 3–4 ч.

Что касается анти-IIа факторной активности, при применении низкомолекулярных гепаринов она исчезает из плазмы быстрее, чем анти-Ха факторная активность.

Выведение происходит прежде всего почками, в исходной или малоизмененной форме.

Группы риска

У пожилых больных, поскольку функция почек физиологически снижена, элиминация замедляется. Это не влияет на дозы и режим введения препарата с профилактической целью до тех пор, пока функция почек этих больных остается в приемлемых пределах, т.е. нарушена незначительно.

До начала лечения НМГ следует систематически проводить оценку почечной функции пожилых больных в возрасте старше 75 лет, используя формулу Кокрофта.

Слабая до умеренной почечная недостаточность (Cl >30 мл/мин): в некоторых случаях может быть полезным контролировать уровень анти-Ха факторной активности в крови для исключения возможности передозировки при курсовом применении препарата.

Гемодиализ: низкомолекулярный гепарин вводится в артериальную линию петли диализа в достаточно высоких дозах, для того чтобы предотвратить свертывание крови в петле. В принципе, фармакокинетические параметры не изменяются, за исключением случая передозировки, когда прохождение препарата в системное кровообращение может вести к повышению анти-Ха факторной активности, связанному с конечной фазой почечной недостаточности.

Показания приминения

Профилактика тромбообразования при хирургических вмешательствах, свертывания крови в системе экстракорпорального кровообращения во время гемодиализа или гемофильтрации, тромбоэмболических осложнений у больных с высоким риском тромбообразования (при острой дыхательной и/или сердечной недостаточности в условиях отделения интенсивной терапии).

Лечение тромбоэмболий, нестабильной стенокардии и инфаркта миокарда без зубца Q.

Противопоказания

Повышенная чувствительность (в т.ч. тромбоцитопения) к Фраксипарину или другим НМГ и/или гепарину в анамнезе; признаки кровотечения или повышенный риск кровотечения, связанный с нарушением гемостаза, за исключением синдрома ДВС, не вызванного гепарином; органические поражения органов со склонностью к кровоточивости (например, острая язва желудка или двенадцатиперстной кишки); травмы или оперативные вмешательства на ЦНС; септический эндокардит.

Техника выполнения инъекции «Фраксипарина» (Fraxiparine®)

 

Помимо большего удобства использования, НМГ обладает клиническими преимуществами перед внутривенной инфузией НФГ (иллюстрация 2) по эффективности и безопасности у больных с ТГВ и/или немассивной ТЭЛА. При массивной ТЭЛА, когда возможно проведение тромболитической терапии или хирургическое лечение заболевания, НМГ не изучены, и в настоящее время в начале лечения рекомендуется предпочесть внутривенную инфузию НФГ.

Антикоагулянты в основном тормозят появление нитей фибрина; они препятствуют тромбообразованию, способствуют прекращению роста уже возникших тромбов, усиливают воздействие на тромбы эндогенных фибринолитических ферментов.

Антикоагулянты делят на 2 группы: а) антикоагулянты прямые — быстрого действия (гепарин натрия, надропарин кальция, эноксапарин натрия и др.), эффективные in vitro и in vivo; б) антиакоагулянты непрямые (антагонисты витамина К) — длительного действия (варфарин, фениндион, аценокумарол и др.), действуют только in vivo и после латентного периода.

Антикоагуляционный эффект гепарина связан с прямым действием на систему свертывания крови за счет образования комплексов с многими факторами гемокоагуляции и проявляется в торможении I, II и III фаз свертывания. Сам гепарин активируется только в присутствии антитромбина III. Антикоагулянты непрямого действия — производные оксикумарина, индандиона, конкурентно ингибируют редуктазу витамина К, чем тормозят активирование последнего в организме и прекращают синтез К-витаминзависимых плазменных факторов гемостаза — II, VII, IX, X.